цветовая схема:
размер шрифта:
A
logo
logo
 

Блог активных людей

13.08.2013

Крепка как смерть, или Несостоявшееся крещение

Пять августовских дней как подведение итогов – встречи с совершенно разными людьми высветили то единственное, от чего страдаем мы все. Итоги неутешительные. 
Не хочется уже говорить о благотворительности. Не хочется говорить об образовании и его работниках. Ибо делу не поможешь. 
  
А проблема вот в чем: Русь была крещена, но не была просвещена. Проще говоря: нет культуры чтения Библии. Еще проще: люди, живущие в России, в большинстве невоспитанные и часто хамоватые. Всё потому, что главное ускользнуло и до сих пор ускользает. 
И это не их – точнее, не наша вина: виноваты все и не виноват никто. Никто не виноват, что человека не научили любить. 
  
Все пять дней разговор так или иначе заходил о долготерпении. Разговаривая о совершенно различных вещах, мы всё равно затрагивали вопрос о терпении – не о терпимости / толерантности, нет! О терпении. 
Если бы люди, разговаривавшие со мной, – разного достатка, разного интеллекта, разного социального уровня – читали Библию, они бы обязательно обратили внимание на гимн любви, который пропел в одном из своих посланий апостол Павел. Там перечисляется много определений любви. Но на первом месте – а у апостола, как и вообще во всякой великой литературе ничего не бывает случайно – стоит: «Любовь долготерпит». Потом уже милосердствует, не завидует не ищет своего, всё покрывает и прочее. Но в самом начале – долготерпит. 
  
И все пятеро моих собеседников по-разному определяли долготерпение. Кто-то видел в этом умение мириться с чужими недостатками, кто-то – упорство в том, что делаешь. Кто-то – принятие этой жизни так, как ее принял А.Блок – «узнаю тебя, жизнь, принимаю и приветствую звоном щита». Кто-то не видел вообще ничего, ибо считает, что Библия и апостол Павел – это удел религиозных фанатиков, а он современный и независимый человек. 
А я всё время ловила себя на мысли: как бы я хотела, чтобы эти здоровые, вполне удачливые люди поехали вместе со мной в дом престарелых, который одновременно и дом инвалидов. Чтобы они поехали со мной в онкологическое отделение, где лежат и болеют дети и где они потом умирают. Чтобы они, в конце концов, приехали если не ко мне домой и посмотрели, как ухаживают за инвалидом, то хотя бы на мою улицу, где живет много слепых людей. И посмотрели бы, как эти люди гуляют, покупают хлеб в магазинах, разговаривают друг с другом. 
Потому что всё это – изгои общества. В силу того, что они не такие как другие. 
Кстати, только в России такое внимание уделяется внешним недостаткам и уродствам. Только в России встречают и провожают исключительно по одежке. Только в России в человеке видят не человека, а набор внешних признаков. Только в России считают: если у тебя нет ноги, значит, ты умственно отсталый. 
Одно дело – это неспособность государства заботиться о таких людях. Это вопросы глобальные и не нам их решать. 
Другое дело – неспособность любить того, кто находится рядом. Неспособность его ДОЛГОТЕРПЕТЬ. 
Мои друзья в США, например, такого не знают и не понимают. Они понимают и принимают всех такими, какие они есть. Знаю парня с очень редким заболеванием – даже не вспомню, как оно называется. При этой болезни деформируются лицевые кости, что делает лицо уродливым, но никак не влияет на умственные или иные способности. В США он живет обычной жизнью, учится, работает, и жена у него, кстати сказать, - красавица. 
А я каждый раз думаю – что бы было с ним в России. Ничего хорошего. То есть вообще ничего. Ибо американская культура – библейская, в ней люди призваны долготерпеть: помнить, что всё имеющееся – не вполне твоя заслуга. Ибо отнимется у тебя и то, что ты имеешь. 
  
Короче: «земную жизнь пройдя до половины», я действительно очутилась в сумрачном лесу. И сколько не бралась за Данте, надеясь, что итальянский оригинал мне поможет ответить на вопросы, ничего не выходило. 
  
Любимый Сент-Экс в сказке о маленьком мальчике с чужой планеты устами Лиса говорит о любви так просто и так пронзительно – с каким-то истинно религиозным чувством: 
  
«Моя жизнь однообразна. Я охочусь за курами, люди охотятся за мной. Все куры похожи друг на друга, и все люди похожи. И это меня немного огорчает. Но если ты приручишь меня, моя жизнь словно светом озарится! Я буду узнавать звук твоих шагов, который будет отличаться от всех других звуков. … и потом, посмотри! Видишь: вон там поля, засеянные пшеницей. Я не ем хлеба. Хлебные колосья мне не нужны. Поля пшеницы мне ни о чем не напоминают. И это грустно! Но у тебя золотые волосы! И как это будет чудесно, если ты приручишь меня! Золотая пшеница будет напоминать мне тебя. И я полюблю шум колосьев на ветру. 
Пожалуйста, приручи меня!» 
  
Приручи – сделай так, чтобы я тебя полюбил. И прими на себя ответственность за меня – за того, кто тебя любит. 
  
Господи, дай мне душевный покой, 
чтобы принимать 
то, чего я не могу изменить, 
мужество – 
изменять то, что могу, 
и мудрость – 
всегда отличать 
одно от другого.

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Январь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2