цветовая схема:
размер шрифта:
A
logo
logo
 

Новости: Финансы

04.06.2014

Эндаументы в России: проблемы и перспективы

2 июня 2014 года в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации состоялась конференция «Целевые капиталы: Pro et Contra». На мероприятии были подведены итоги реализации программы поддержки развития целевых капиталов, которая осуществлялась на территории России в течение последних двух лет. Участникам было рассказано об основных достижениях и итогах деятельности эндаументов, кроме того, были отобраны и поощрены грантами лучшие практики.

На вопросы корреспондента социального портала «Я-Человек» ответили:

  • Мария Черток, директор CAF Россия
  • Борис Цирульников, исполнительный директор БФ «Фонд Тольятти»
  • Артем Шадрин, директор Департамента инновационного развития Министерства экономического развития РФ
  • Лариса Зелькова, генеральный директор БФ В. Потанина

– Каковы, на ваш взгляд, главные итоги двухлетней пилотной программы «Целевые капиталы: стратегия роста»?

Мария Черток: Приятно, что такое сообщество возникло, что люди много чему научились и успешно работают, приятно, что самым лучшим из них сделали взносы в целевой капитал.

Борис Цирульников: Когда в некоммерческих организациях внедряется новая технологическая модель, особенно если она экономическая, то всегда очень важна артикуляция. Сейчас про это начали говорить все больше и больше. Есть примеры, практики, кейсы – все то, что называется опытом. Когда событие состоялось, уже есть то, что можно раскладывать в разные корзины: есть положительный эффект, начинающий и двигающий эффект, а также моменты, которые нужно исправить. На мой взгляд, главный итог состоит в том, что появилась артикуляция: есть о чем говорить, есть что показывать.

Артем Шадрин: Основной итог - повышение понимания и квалификации руководителей и специалистов фондов целевого капитала относительно инструментов развития этих институтов, вопросов привлечения пожертвований, юридических, экономических, управленческих вопросов.

Лариса Зелькова: Главным результатом стало то, что из 28 участников нашей программы абсолютное большинство фондов целевого капитала смогли сделать то, до чего у них раньше руки не дотягивались, как они сами говорят. А именно, они стали учиться привлекать массовых доноров и массовые пожертвования. На наш взгляд и на взгляд фондов целевого капитала, это наиболее эффективный способ получения денег, потому что маленькие пожертвования в большом количестве – это гораздо более устойчивая база для любой организации, чем одно большое, но редкое.

Мария Черток

– Какие основные сложности развития эндаументов в России вы считаете наиболее актуальными?

Мария Черток: Я думаю, что главная сложность состоит в том, что данная модель для России новая, практически нет возможности продемонстрировать результаты. Фактически, на данный момент понятно, что нужно осуществлять вложения, но не всех случаях понятно, на что они пойдут. Кроме того, целевые капиталы – это сложная конструкция, прямо сейчас они никому не помогают, они устремлены в будущее, а в условиях, что наше будущее непредсказуемо даже на ближайшие пару месяцев, с этим возникают некоторые сложности.

Борис Цирульников: Начнем с самого слова «эндаумент»: если мы хотим, чтобы какое-то понятие распространилось широко, то оно должно быть таким, чтобы его можно было объяснить «четырьмя словами и тремя пальцами». Если доступно объяснить невозможно, то это значительно усложняет восприятие. Например, словосочетание «целевые капиталы» содержит иностранные слова: «целевые», и «капиталы». Мне кажется, самое главное – это максимально просто донести информацию до ее пользователей. И не только до бизнеса, который дает средства, потому что он дает их только тогда, когда, оглядываясь на получателей услуг, видит, что они понимают, что он делает. Сейчас получается так, что даже когда бизнес какие-то понятия понимает, их зачастую не понимает население. Поэтому основная сложность – доступно объяснить людям, на что они дают деньги. Проблема в самом слове и в образованности людей по отношению к нему.

Артем Шадрин. Отсутствие традиции массовых пожертвований, а также отсутствие стимулов для пожертвований со стороны юридических лиц, в отличие от большинства стран мира. Пожертвования на благотворительность и в целевой капитал не котируются с точки зрения налога на прибыль юридических лиц.

Лариса Зелькова: Я считаю, что существует две основных системных сложности. Одна из них состоит в том, что фонды целевого капитала не могут получать пожертвования от благотворительных организаций, потому что пожертвование в такой фонд не будет рассматриваться как благотворительная деятельность. Соответственно, благотворительные организации не могут себе это позволить, потому что для них это будет нецелевым расходованием средств. Данная проблема важна, так как многие благотворительные фонды хотели бы либо делать пожертвования в существующие эндаументы, либо создавать свои, но такой возможности сегодня нет. Второе ограничение системного свойства – это то, что есть льгота для пожертвований в фонды целевого капитала для физических лиц, но нет такой льготы для юридических лиц, хотя фонды целевого капитала – абсолютно понятный и прозрачный инструмент, и налоговая оптимизация с их помощью невозможна. Дело в том, что целевой капитал не тратится, и деньги, которые ты жертвуешь, обратно получить невозможно ни в какой форме. Ценность механизма состоит в том, что донор выделяет средства, которые работают вечно. Понятно, что вечного ничего нет, но в любом случае перспектива очень долгосрочная, и срок жизни самых первых эндаументов может превышать сто лет.

Борис Цирульников

– Соответствовала ли итоговая конференция вашим ожиданиям и что запомнилось больше всего?

Мария Черток: Мне понравился суд. Через эту форму организаторам удалось очень ярко показать всю противоречивость модели эндаументов. Благодаря ей многим участникам стало ясно, что эндаумент – это «кино не для всех», и если этого не осознавать, то можно увести свои приоритеты совершенно не в том направлении.

Борис Цирульников: Знаете, я вообще не готовился к этому мероприятию. Но я был очень удивлен, когда увидел, какое количество людей и организаций занимается целевыми капиталами, и я понял, что это нужно продолжать. Я обычно привожу своим слушателям следующий пример: когда я был молодым учителем и приехал в деревню, меня заставили пахтовать масло (взбивать молоко и сливки деревянной пахтой). И вот мне уже кажется, что уже нет сил, и хочется бросить, но как-то неожиданно в один момент вдруг возникает масло. Я думаю, что если мы будем двигаться в том же темпе, то у нас появится тот кусок масла, которым мы сумеем всех накормить. Полагаю, мы идем правильной дорогой.

Артем Шадрин. Не смогу ответить на этот вопрос, потому что поздно приехал.

Лариса Зелькова: Мне очень понравилась форма, в которой мы подводили итоги: судебный процесс. Это отличная возможность еще раз задуматься над важными и нужными вопросами. Мне очень приятно, что у нас была возможность объявить о решении Потанина выделить гранты для лучших организаций. В результате их оказалось восемь. Мы распределили очень большой грантовый бюджет. Это и предыдущее распределение средств Потанина – 24 млн рублей. Я точно знаю, что в России больше никто не делал подобных проектов по конкурсному отбору и выделению грантов для разных фондов целевого капитала. Имеется в виду направление средств не в свой целевой капитал, а предоставление их другим организациям на некой системной основе. Такой подход оказался востребован, причем не только в финансовой части. Все коллеги отмечали по итогам мероприятия, что для них очень важна была еще возможность поучиться, потому что мы предлагали специальную образовательную часть. И деньги, и образовательная часть оказались одинаково важными для гостей.

Лариса Зелькова

 

Гончарова Ирина, Шипилов Тимофей
Фото: Шипилов Тимофей

Читайте также

Назад

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Читайте нас в соцсетях: